Меню
Привилегия быть рядом
О деревне
Деревня Светлана для людей самых разных, но обязательно счастливых, готовых поделиться кусочком своей радости с людьми, о которых мы заботимся, хотя это большой вопрос кто и о ком заботится.
«Светлана» - это живой дышащий организм, нежели просто учреждение социальной помощи со своим фермерским хозяйством. Слова «инвалид» или «инвалидность» здесь теряют свою силу, и люди с ограниченными возможностями восполняют эти ограничения, участвуя в ежедневной заботе о земле, которая нас кормит, о домах, что на ней стоят, о природе, которая так украшает нашу жизнь, о людях, что живут рядом, таких разных в своих возможностях и устремлениях .

Жизнь в Светлане можно назвать «Привилегия быть рядом»: рядом с восходом Солнца, с землей, что вознаграждает нас за труды, с животными, которых приручили и за которых в ответе, с красотой реки Сясь и Ладоги, полей и лесов, меняющейся в кругообороте года так волшебно, рядом с друг другом и вечными вопросами о добре, сознании, любви и терпении, рядом с собой.

Жизнь, состоящая из всех цветов радуги, от самого яркого до самого глубокого.

Наши принципы
Современная жизнь отделяет нас друг от друга по разным коробкам: «инвалид», «воспитатель», «фермер», «врач», «гражданин России», «гражданин Германии», «человек с высшим образованием».
Мы перестали чувствовать себя единым целым и чувствовать в себе божественную гуманность. Улицы переполнены изломанными душами, которые не чувствуют своей цельности.
Главная задача деревни с её зарождения – создать эту цельность. Мы пытаемся жить без штампа и коробки, насколько это возможно. Если они называют меня врачом или воспитателем, я нахожусь в такой же коробке, как «пациент» или «инвалид». Поэтому мы все в деревне пытаемся освободиться от условностей окружающего мира. Это не случайно, что в наших деревнях можно увидеть врача в коровнике рядом с человеком, которого мир называет «инвалидом».
Дело в том, что когда мы работаем рядом друг с другом, независимо от наших различий с одной главной целью, объединяющей нас, мы все становимся свободными людьми, обретая полную гуманность, и открываем в себе всё новые и новые способности. В этом процессе наши глаза открываются и на другого человека: не то, что он есть, а то, каким он может стать.
Конечно, этот золотой идеал стоит над нашей деревенской жизнью, как путеводная звезда, но мы должны тоже признать, что, бывает, недостойны его. Например, к сожалению, в деревне присутствует до сих пор различие сотрудника от человека с ограниченными возможностями. Безусловно, мы должны отвечать за ребят до тех пор, пока они вырастут до самостоятельности и ответственности, а этого они могут достигнуть.
Но если б только мы как сотрудники хотя бы имели скромность, мы бы поняли, что самый лечебный элемент в деревенской жизни – это не то, что мы могли бы дать нашим ребятам. Именно цельность деревенской жизни сама по себе лечит всех нас.
Медиа о нас
It's a rare example in Russia of people with special needs being integrated into the local community, as most remain hidden from view in outdated state institutions left over from Soviet times.
The farm opened more than 25 years ago in a village, 130 kilometres (80 miles) from Russia's second city, Saint Petersburg.
It is part of an international residential communities movement founded by an Austrian paediatrician in 1939.

В 150 километрах от Санкт-Петербурга, между поселками Алексино и Сясьстроем, есть деревня в четыре дома, Светлана. У большинства ее жителей ментальные и физические особенности развития.
Я считаю, что хорошо, когда есть разные люди потому, что они друг другу помогают. Тот, кто вообще не говорит, помогает тому, кто слишком много говорит.
У меня была душа.
Где моя душа летает?
У кого я ни спрошу,
никто не знает
В России множество предубеждений к людям с ментальной инвалидностью.
В социальной деревне Светлана, расположенной в Ленинградской области, на первый взгляд, нет ничего необычного. Четыре больших дома, огород, ферма, пекарня, столярная мастерская и многое другое.
In Russia, people with developmental disabilities usually live isolated lives, unable to study, work or socialize.